Реформа следственного комитета рф

Следственный комитет настаивает на независимости от прокуратуры

Реформа следственного комитета рф

11.09.2018 20:24:00

Ведомство Бастрыкина вдруг вспомнило о прошедшем некруглом юбилее

Фото агентства городских новостей “Москва”

Следственный комитет (СК) неожиданно высказался по проведенной чуть более 11 лет назад реформе правоохранительной системы, когда это ведомство впервые обособилось от прокуратуры.

Это изменение в СК, понятное дело, продолжают оценивать сугубо положительно. Эксперты подчеркнули, что, конечно, не следует восстанавливать прежнюю систему, но надзор над следствием прокурорам следовало бы вернуть.

Неюбилейный пресс-релиз эксперты восприняли как отражение внутриаппаратной борьбы.

В СК заявили о «безусловной правильности» разграничения функций надзора и следствия. В отчете, размещенном на сайте ведомства Александра Бастрыкина, говорится, что его 23,6 тыс. сотрудников «успешно раскрывают преступления различных категорий» – будь то убийства или экономические нарушения.

Заявили в СК и о своем вкладе в патриотическое воспитание молодежи.

«Сравнительно молодое ведомство шаг за шагом создавало собственный авторитет и сегодня занимает одно из ведущих мест в правоохранительной системе государства», – говорится в заявлении.

Отмечается, что СК называют структурой «с человеческим лицом» за внимательное отношение к людям, понимание их проблем и мгновенную реакцию на малейшие нарушения их прав.

Эксперты «НГ» подтвердили, что выделение следствия из прокуратуры было правильной мерой,  однако к ее реализации есть масса претензий. Например, такая, что значительное урезание надзорных полномочий прокуратуры негативно сказалось на правах и свободах граждан.

По словам юриста компании «Ильяшев и партнеры» Дмитрия Константинова, в настоящее время в госаппарате есть те, кто ратует за возвращение прежней системы. Возможно, поэтому СК и подготовил столь положительный отзыв о своей деятельности. Сам же эксперт убежден, что правильнее было бы и дальше концентрировать следственные функции в одном органе.

Управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский считает, что возвращение СК в прокуратуру означало бы шаг назад: «Разделение ведомств было сделано для повышения контроля над следствием и сокращением числа нарушений при его проведении». Однако, по его словам, нужны и изменения в работе следствия, поскольку сейчас ее вряд ли можно назвать эффективной. Он отметил, что слишком многое в СК делается ради статистики. Нужно вернуть прокуратуре надзорные полномочия в полном объеме, считает Корчаго.

По словам советника Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Нвера Гаспаряна, выделение СК из прокуратуры было концептуально обоснованно и знаменовало собой разделение функций надзора и следствия.  Однако, заметил эксперт, действующая система оказалась неудачной из-за своей приверженности математическим показателям.

«Когда статистика имеет приоритет над законностью, никакая схема нормально работать не будет», – подчеркнул Гаспарян. Основные проблемы нынешнего СК, по его мнению, заключаются в отсутствии действенного прокурорского надзора и неудовлетворительном судебном контроле через процедуры.

Прежде всего имеются в виду процедуры заключения под стражу и продления сроков содержания под арестом.

«Когда суды стараются соглашаться со всеми решениями, принимаемыми следственными органами, и не стремятся выявить допускаемые нарушения закона –  например, при продлении сроков содержания под стражей, то следственные органы развиваются по собственному усмотрению. При такой системе практически невозможно доказать невиновность лица – и в этом ее основной дефект», – заявил эксперт.

По словам советника юридической фирмы «ЮСТ» Игоря Пастухова, позиция ведомства, которое ратует за свое совершенство и намерено расти дальше, более чем понятна, а вот непонятна логика изъятия у прокуроров огромной части процессуальных полномочий. «Нас всегда учили аксиоме – «следователь – фигура процессуально независимая».

Но именно следователь, а вовсе не следственное подразделение. А независимое следственное подразделение – это часть бюрократической машины, которая не всегда действует в интересах потерпевшего и государства в целом», – пояснил он.

По мнению Пастухова, это и привело к тому, что процессуальная независимость следователя практически улетучилась, «он превратился просто в исполнителя процессуальных решений, принимаемых за него руководителем подразделения, который для него – «и царь, и бог, и воинский начальник».

Эксперт убежден, что нужно ограничивать процессуальные полномочия руководителей следственных подразделений и усиливать процессуально прокуроров.

Между тем, уверен Пастухов, понимание, что нынешняя система распределения процессуальных полномочий является неэффективной, проникает и в госаппарат.

Прокуратура в настоящее время выступает с предложениями о возвращении ей большой части процессуальных полномочий, о восстановлении статуса прокурора как «заказчика» гособвинения.

Эти предложения находят все большую поддержку, в том числе в Совете Федерации.

Партнер АБ «Деловой фарватер» Сергей Литвиненко, в свою очередь, заявил «НГ», что прокуратуре все же необходимо вернуть контроль над следствием. Следователи допускают огромное количество ошибок, пояснил он, в результате чего на скамье подсудимых часто оказываются невиновные.

«Устранение наблюдательной функции прокуратуры позволит не только увеличить эффективность работы следственных органов, но и ускорить процесс расследований, которые иногда тянутся годами, а также закрепит рычаги влияния на следствие, обеспечив гарантию соблюдения правовых презумпций, декларируемых государством», – подчеркнул адвокат.

Источник: http://www.ng.ru/politics/2018-09-11/3_7308_sledkom.html

Следственный комитет РФ на современном этапе и перспективы его развития

Реформа следственного комитета рф

Оглавление

Введение 2 1.История создания Следственного Комитета 4 2. Следственный комитет на современном этапе 13 2.1. Борьба с коррупцией 13 2.2.Смена кадров в СК РФ 18 3.Перспективы развития Следственного комитета 31 3.1.Совершенствование структуры Следственного Комитета 31 3.2. Нововведения в Следственном Комитете 53 Заключение 64 Список использованной литературы 65

Введение

Актуальность выбранной темы.

На протяжении последнего времени результатом функционирования Следственного комитета РФ в качестве самостоятельного ведомства, помимо определенных достижений в части расследования резонансных и общественно значимых преступлений против личности, в сфере противодействия коррупции, восстановления нарушенных прав несовершеннолетних и иных социально не защищенных слоев граждан, является, пожалуй, главное – доверие граждан к новому ведомству, осознание его пользы для общества. За весь предшествующий период общественность воспринимает этот орган в качестве дееспособного ведомства, способного эффективно противостоять любым преступным проявлениям. Окончательное выделение Следственного комитета Российской Федерации из структуры органов прокуратуры и придание ему статуса независимого ведомства было продиктовано принятием Федерального Закона от 28 декабря 2010 года № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации». Это повлекло за собой необходимость внесения соответствующих изменений в Уголовно-процессуальный кодекс, что было закреплено в положениях Федерального закона от 28 декабря 2010 года № 404-ФЗ. Сегодня для Российской Федерации сложились непростые экономические и политические условия. Помимо угроз геополитического и военного характера, одной из реальных проблем, являющихся серьезным барьером для проведения государственных преобразований и нарушающих права и законные интересы как физических, так и юридических лиц, является проблема коррупции. Безусловно, что проблема коррупции появилась не вчера, она имеет весьма давнюю историю, что еще больше осложняет пути ее решения. Коррупция – представляет собой «совокупность составов таких правонарушений, которые предусмотрены в законодательстве Российской Федерации, в связи с исполнением лицами, которые замещают государственные должности, своих должностных полномочий и (или) связанных с ними возможностей для того, чтобы в противоправном порядке удовлетворять корыстную или иную личную заинтересованность, совершать иные незаконные действия (бездействия), а также в противоправном порядке предоставлять преимущества физическим и юридическим лицам. Одной из функций следственного комитета является борьба с коррупцией. Гражданское общество, давая оценку деятельности Следственному комитету Российской Федерации, берет за основу не громкие слова и популистские высказывания, а конкретные дела и его вклад в стабильное развитие государства. Для всех граждан России стало очевидным, насколько реально действует неоднократно произнесенный Председателем Следственного комитета РФ А.И. Бастрыкиным тезис о том, что «основной принцип, который мы неуклонно воплощаем в жизнь, – неотвратимость уголовной ответственности за совершенные преступления»[11]. Объект исследования – правовая деятельность следственного комитета России. Предмет – особенности функционирования и правового регулирования следственного комитета РФ. Для достижения цели ставились следующие задачи: – анализ генезиса исторического развития следственного комитета в России; – рассмотрение особенностей правового регулирования борьбы с коррупцией следственным комитетом России; – анализ особенностей приема и отбора кадров в следственный комитет России; – проблемы совершенствования структуры следственного комитета России; – рассмотрение нововведений в следственном комитете (на примере технических средств). Методы, использованные при написании работы: анализ, синтез, наблюдение. При исследовании вопросов правового регулирования работы следственного комитета использовались научные труды следующих авторов: Волчанская А.Н., А.М. Багмет, Е.И. Бычкова, Лукашева Е.А., Фастов А.Г., Зеленский В.Д.,Каретников А., Малько А.В., Терехин В.А., Соловьев И.Н., Лоза, Т. В. Пантелеев, В. О., Саакян, Д. О., Коршунова И. Г. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы.

Заключение

Наверное, самый интересующий общественность вопрос – это продолжение начатой следственной реформы. Иными словами, будет ли ее логическое завершение в виде создания единого следственного института? По-видимому, такие намерения у руководства страны имеются. Во всяком случае, об этом косвенно свидетельствует установление в 2013 г.

Правительством России единого для всех ведомств (а не только для Следственного комитета РФ) праздника – Дня сотрудника органов следствия Российской Федерации, который отмечается теперь 25 июля.

Но понятно и другое: в условиях проведения государством активных мероприятий в сфере внутренней и внешней политики, требующих постоянных серьезных финансовых вливаний, поставленная проблема раздробленности следственного аппарата пока не разрешена, но в перспективе ждет своего решения. Хотелось бы, чтобы оно было принято в ближайшее время.

Вопросам сотрудничества СК РФ с общественными организациями в плане борьбы с коррупцией уделяется пристальное внимание, работа по выявлению и расследованию преступлений указанной категории дел является одним из приоритетных направлений в деятельности Следственного комитета Российской Федерации.

Уголовно-правовая политика занимает центральное место в государственной политике борьбы с преступностью, имея специфическую направленность на снижение масштабов преступности и определяющее значение для формирования стабильности в обществе, авторитета власти и уверенности населения в своей защищенности от преступных посягательств.

На основании вышесказанного можно сделать следующие выводы: Следственный комитет Российской Федерации, подчиняясь Президенту РФ, и не входит в систему триады ветвей власти, предусмотренных ст. 10 Конституции Российской Федерации, несмотря на то, что осуществляет присущие исполнительным органам власти функции в правоохранительной сфере.

При сравнении правового статуса государственных органов, входящих в состав Правительства Российской Федерации, нужно отметить, что Министерство внутренних дел России, Федеральная служба безопасности России, Министерство обороны России, являются федеральными органами исполнительной власти. Применительно к Следственному комитету подобное указание в законодательстве отсутствует.

В этой связи вполне оправданной представляется характеристика Комитета как вневедомственного федерального органа обвинительной власти.

Деятельность Следственного комитета Российской Федерации по противодействию преступности как независимого следственного органа в стране, несомненно, способствует более эффективной борьбе с нарушением законности и лучшей защите государства, общества и личности от противоправных деяний.

Согласно Федеральному закону «О прокуратуре Российской Федерации» № 2202-1 целью прокурорского надзора провозглашены обеспечение верховенства закона, единства и укрепления законности, защита прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства, а одной из его отраслей является надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие. Существенной особенностью современного процессуального статуса прокурора является положение, при котором его требования для начальника следственного органа не обязательны. Законодатель, по сути, не предусмотрел возможности надзора за процессуальной деятельностью руководителя следственного органа. Следует отметить, что руководитель следственного органа, строго говоря, не является органом предварительного следствия, им является только следователь. Таким образом, руководитель следственного органа – единственный участник уголовного процесса со стороны обвинения, обладающий властными полномочиями, действия которого в РФ лишь формально являются объектом прокурорского надзора. Такое положение вещей влечет существование одной из фундаментальных проблем соотношения полномочий прокурора и руководителя следственного органа на предварительном следствии – это противоречия «между прокурором и руководителем следственного органа, которые неизбежно будут возникать у этих фактически независимых друг от друга должностных лиц при принятии ими решений, вследствие различной оценки ситуации каждым из них». В настоящее время исполнение многих решений, принимаемых прокурором, может на законных основаниях блокироваться руководителем следственного органа (например – отмена постановления о возбуждении уголовного дела, предъявление требования к следственному органу об устранении допущенных нарушений федерального законодательства, возвращение дела на дополнительное следствие, возможность знакомиться с материалами находящегося в производстве уголовного дела). Не внес в эту проблему каких-либо изменений и Федеральный закон № 404-ФЗ, хотя новая редакция ч. 6 ст. 148, ч. 1.1 ст. 211, ч. 1 ст. 214 УПК РФ указывает на возможность отмены прокурором, в том числе, и решения руководителя следственного органа. Вместе с тем мы полагаем, что эти новшества касаются отмены решений руководителя следственного органа в ситуациях, когда он осуществляет свои полномочия исключительно как следователь, согласно ч. 2 ст. 39 УПК РФ. Обозначенные нами проблемы соотношения полномочий прокурора и руководителя следственного органа несомненно обостряют потребность выработки, с одной стороны, порядка реального надзора за процессуальными действиями и решениями руководителя следственного органа и следователя, но, с другой стороны, как нам представляется, к прежней модели отношений прокурора и руководителя следственного органа, существовавшей до 2007 г., возвращаться вряд ли целесообразно. На наш взгляд, требуется упразднение контрольных и руководящих полномочий прокурора при одновременном укреплении надзорного направления его деятельности.

https://www.youtube.com/watch?v=mArp9kf3HzY

Список литературы

Источник: http://www.work5.ru/gotovye-raboty/126539

Последний танец Бастрыкина: что не так со Следственным комитетом – МК

Реформа следственного комитета рф

Мы поговорили с экспертами о возможной реформе

Сейчас тема реформы Следственного комитета опять будируется — ведь, по слухам, председатель СК Александр Бастрыкин ушел в отпуск, там 27 августа отметит свое 65-летие (в принципе предельный возраст нахождения на службе), а значит, в свое кресло может и не вернуться. И вообще якобы может уже осенью начать работу в качестве судьи Конституционного суда РФ.

А тут еще «поклонники» Бастрыкина в Сеть выложили ролик, как председатель СК танцует на праздничном мероприятии, видимо, приуроченном ко Дню следственного работника (25 июля). И, конечно, последовали далеко идущие выводы: последний танец, мол.

Тут же можно было бы припомнить, что в феврале этого года на коллегии Генпрокуратуры президент Владимир Путин просил прокуроров «существенно усилить надзор за следствием, причем на всех его уровнях».

А чуть раньше «на самом высоком уровне» вновь якобы обсуждались два варианта реформы: создание на базе СК единого следственного органа, в который войдут следователи других силовых ведомств, или возвращение следственного органа под контроль Генпрокуратуры РФ.

Вообще количество вбросов о реформе Следственного комитета можно было бы считать удивительным. Но с другой стороны, оно почти соответствует числу связанных с СК громких скандалов.

Что далеко ходить, вот последний: по делу о получении взятки от «вора в законе» Шакро Молодого за решеткой оказались высокопоставленные офицеры Следственного комитета, в том числе начальник Управления собственной безопасности СК Михаил Максименко, его заместитель Александр Ламонов, бывший руководитель Главного следственного управления СКР по Москве Александр Дрыманов.

Плюс к этому очевидно недовольство отечественных пассионариев методами СК: все эти посадки за репосты, «новые величия» и прочее закручивание гаек. Ну и, конечно, основная причина — дележка силовиками поляны.

Но это все — какая-то ненародная история. А есть очень простой народный вопрос: нам, простым гражданам России, будет лучше от реформы СК? Нужна она вообще?

Его-то мы и задали нашим экспертам.

Эрнест Валеев. Заслуженный юрист РФ, первый зампредседателя Комитета Государственной думы по безопасности и противодействию коррупции. В 1993–2007 гг. — прокурор Тюменской области, в 2007–2010 гг. — заместитель Генерального прокурора РФ:

— О реформе СК я бы не стал говорить, но изменения нужны. В первую очередь надо изменить соотношение дел, по которым производится дознание и предварительное следствие.

Сегодня очень много составов преступлений отнесены именно к полномочиям предварительного следствия, хотя по ним могло бы проводиться дознание в короткий срок.

И поэтому статьи Уголовно-процессуального кодекса, которые определяют, где проводят предварительное следствие, а где дознание, они, безусловно, должны быть пересмотрены в пользу дознания. И соответственно, это за собой должно повлечь и реорганизацию следственного аппарата.

Я однозначно могу сказать, что сегодня неправильно значительно сузили прокурорский надзор за предварительным следствием, когда начальник следственного управления СК стал обладать функцией надзора. Я считаю, что в этом плане законодательство должно быть изменено в пользу увеличения объема прокурорского надзора за предварительным следствием.

Нынешнее состояние СК и объясняется как раз отсутствием прокурорского надзора. Изменения, произошедшие в 2007 году, когда СК передали функции, которыми обладала прокуратура, и за предварительным следствием прекратился внешний надзор, повлекли за собой массу отрицательных моментов.

Когда прокурор получает доступ к уголовному делу при утверждении обвинительного заключения, многие недостатки уже, к сожалению, невозможно устранить. Поэтому я остаюсь сторонником расширения объема прокурорского надзора. Не может структура сама за собой надзирать — это однозначно. Но расширение должно быть в разумных пределах, не лишая следствие самостоятельности.

Я сам работал прокурором и прекрасно понимаю отрицательные последствия отсутствия прокурорского надзора. Тем более что прокурору потом нужно поддерживать обвинение в суде.

Уже были проекты о создании единого следственного аппарата путем объединения следствия МВД и СК; были законопроекты, которые потом были отложены. Но когда и что будет, я затрудняюсь сказать.

Андрей Гривцов. Адвокат, бывший следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ:

— В целом существование самостоятельного Следственного комитета — это нормально. Вопрос у нас носит системный характер. Он не связан с тем, кто у нас глава СК, кто его заместители.

У нас в большей степени он связан с отношением власти к следствию.

До тех пор пока следствие, суды будут восприниматься властью как собственная дубинка и суды не будут носить независимый характер, у нас ничего хорошего не получится.

Мое мнение такое: те реформы, что происходили — а я их наблюдаю, работая в сфере уголовного преследования с разных сторон с 2002 года, — только ухудшали все, что было. У нас декларировалось, что прокурор арестовывает, потом сказали, что суд будет арестовывать.

В итоге стало хуже. Декларировалось, что следователи в прокуратуре, потом их вывели из прокуратуры. Все думали, что будет лучше, стало хуже. Поэтому мне кажется, что реформа не нужна. Лучше наконец-то вообще ничего не трогать и дать уже всем нормально работать.

Что касается Следственного комитета, то там все кадровые изменения и перестановки носят какой-то безумный, хаотичный характер. Постоянно что-то упраздняют. На моей памяти следователей центрального аппарата выводили за штат огромное количество раз.

Должности переименовывали, создавали какие-то новые управления, укрупняли, сокращали. Можно создавать отдельный следственный комитет, сливать его с кем-то, создавать единый следственный комитет из следственных органов всех структур — ничего не изменится.

Все проблемы идут, как говорится, от головы.

Николай Ковалев. Генерал армии запаса, член Комитета Государственной думы по безопасности и противодействию коррупции. В 1996–1998 гг. — директор ФСБ России:

— Я считаю, что в целом Следственный комитет со своими задачами справляется, но то, что происходит совсем уж внизу… Руководство идеально реагирует на все жалобы — я скажу из своего опыта, из опыта своих коллег. Абсолютно грамотные ответы приходят, проводят проверки.

Почему сейчас многие просят взять расследование именно в центральный аппарат СК? Потому что доверяют квалификации именно этих следователей. Но повторюсь, если дойти до низа, то там существуют и злоупотребления, и работа по заказу. Это совершенно очевидно. Впрочем, о необходимости реформирования СК речи не идет.

Мировая практика показала эффективность работы именно такой структуры. Но контроль обязательно нужен. Я за усиление контроля.

Внутриведомственный контроль обязателен, это первый этап, на предмет выявления конфликта интересов. Я стою на той точке зрения, что необходимо создать институт независимых прокуроров, потому что мы все чаще и чаще наблюдаем конфликт между ведомствами. Напоминает это в определенном смысле борьбу.

Независимых прокуроров надо вывести из-под контроля Генеральной прокуратуры, чтобы они были абсолютно свободны в принятии своих решений. В наших условиях это означает одно — подчинение этой структуры Президенту Российской Федерации. Это должна быть группа объективных людей, которые имеют неподмоченную, абсолютно безукоризненную репутацию.

Я даже разрабатывал по этому поводу законопроект, потом его приостановили. Но идея эта должна сработать.

А организационно все варианты перебрали. Объединять следствие всех структур — МВД, ФСБ и так далее — неэффективно и нецелесообразно. Получается некий монстр с подчинением одному человеку.

Дмитрий Аграновский. Адвокат, правозащитник:

— Я вспоминаю Жванецкого. Историю про сантехника, который, посмотрев на кран, сказал: «Да тут всю систему надо менять». Следственный комитет — это отражение тех процессов, которые идут в государстве. Вот и все. Потому что правоохранительная система сейчас стала абсолютно обвинительной, на мой взгляд, абсолютно бесконтрольной, по крайней мере со стороны граждан.

Следственный комитет — такая вот вещь в себе, спецслужба — нуждается в постоянном контроле. Я сейчас этого контроля не вижу. Либо параметры этого контроля власть удовлетворяют. Мне один молодой судья — давно, правда, — говорил: я судья начинающий, буду давать построже, чтобы прокуратура была довольна.

Понятно, что это не имеет ничего общего с состязательностью процесса.

Как адвокат, как защитник граждан, я плохо представляю, что можно поменять собственно в СК, чтобы изменилось положение с правами граждан. Мне бы хотелось, чтобы изменения были не столько в СК, сколько в надзирающих органах. Потому что любые наши жалобы на действия следователей, они или остаются вообще без ответа, или в 99,9% случаев мы получаем отказ во всем.

Мне бы хотелось, чтобы эффективность нашей борьбы со следствием, борьбы в смысле состязательности в процессе, была выше. Чтобы суды к нам внимательнее прислушивались, чтобы внимательнее прислушивались начальники СК. Мы же имеем по закону право обжаловать действия следствия и начальнику Следственного комитета. Но это 100% отказ.

А что, могут его сотрудники быть правы в 100% случаев? Суды — почти то же самое, прокуратура — почти то же самое. Не надо забывать, что у нас оправдательных приговоров практически не выносится. Ну, скажем, 99,9% обвинительных. А по тяжким статьям оправдательных вообще нет, кроме как в суде присяжных. При такой ситуации следствие должно быть просто идеальным, безукоризненным.

А оно, мягко говоря, далеко от этого. И с каждым годом уровень падает. Конечно, мне бы хотелось, чтобы в Следственном комитете работали более опытные сотрудники. Я когда начинал работать в 1996 году, те следователи, с которыми я имел дело, это были такие дядьки лет за 50.

А когда я вел «болотное дело», там было очень много следователей, порядка ста человек; средний их возраст был, наверно, даже до 30. При всем моем уважении к ним — они в таком возрасте не могут быть достаточно опытными просто физически.

Но то, что я говорю, это не пороки собственно СК. Сейчас как ни реформируй, все равно будет получаться как в анекдоте: или пистолет, или пулемет. Я подчеркну — я это вижу: все реформы последних лет — к худшему. И реформы судебные, и реформа следствия.

Я не понимаю, зачем нужно было разделять Следственный комитет и прокуратуру. И так все неплохо работало. По крайней мере не хуже, чем сейчас. Я не понимаю, зачем нужно было менять стройную систему обжалования в кассации и надзоре и вводить апелляцию. Вот сейчас делают апелляционные суды.

Их будет 5 или 6. У нас огромная страна. Как регионы, где этих судов не будет, будут обжаловать приговоры? Поэтому я, пожив 25 лет при реформах, противник любых реформ. Пусть, наоборот, будут укреплять то, что есть.

Потому что во время реформ не до соблюдения прав человека, тут бы разобраться со своими местами и постами.

Источник: https://www.mk.ru/politics/2018/08/23/posledniy-tanec-bastrykina-chto-ne-tak-so-sledstvennym-komitetom.html

Силовое укрупнение

Реформа следственного комитета рф

Скандал с арестами ряда высокопоставленных сотрудников СКР, начавшийся во второй половине июля, продолжает обрастать новыми подробностями. Накануне СМИ стало известно о его связи с масштабной реформой в самом Следственном комитете.

Как сообщается, реформу проводит непосредственно глава СКР Александр Бастрыкин, который ранее заявил, что лично санкционировал аресты своих сотрудников.

В июле по подозрению во взяточничестве были задержаны глава управления собственной безопасности (УСБ) СКР Михаил Максименко, его заместитель Александр Ламонов и первый замруководителя ГСУ СКР по Москве Денис Никандров.

Тем самым Бастрыкин, которому начали прочить скорую отставку, снова отводит от своей персоны тень, упавшую на него как на главу ведомства.

В самом Следкоме связь реформы с коррупционным скандалом отрицают, подчеркивая, что она была запланирована ранее.

Так или иначе, аресты сотрудников СКР, инициированные ФСБ, стали хорошим поводом пересмотреть роль и значение следственного ведомства.

Реформу в СКР стоит рассматривать не столько как внутреннее дело, сколько с точки зрения последних крупных кадровых перестановок в структурах власти и решений о реорганизации силовых структур.

Суть реформы

Согласно информации, ставшей достоянием общественности, суть масштабной реформы заключается в том, что статус ряда главных управлений СКР понижен до управлений, а некоторые из управлений стали отделами. Главное управление межведомственного взаимодействия и управление собственной безопасности СКР, экс-руководители которых арестованы, могут быть ликвидированы вообще.

Кроме того, ожидается сокращение штата. Уведомления о предстоящем сокращении получили сотрудники всего главного управления и входящего в него УСБ. После увольнения сотрудников управление перестанет существовать в его нынешнем виде, оставшись в рамках ранее существовавшего отдела физзащиты для руководителей и следователей, которым угрожает опасность.

Реформа должна была завершиться 10 августа.

Представители Следственного комитета отрицают связь данного решения с коррупционным скандалом и объясняют происходящее структурным реформированием ведомства.

«Преобразования в обеспечивающих подразделениях СКР готовились еще в мае этого года и связаны с необходимостью экономии денег», — заявил источник агентства «Интерфакс».

По его данным, реформа направлена на изменение статуса Главного управления обеспечения деятельности СКР.

По факту речь идет о понижении статуса всего Следственного комитета и его ослаблении, но это произойдет в том случае, если он останется самостоятельным органом.

Если же реформа проводится с целью подготовки к дальнейшему укрупнению ведомств, по результатам которого СКР будет формально упразднен и войдет в состав более крупной структуры, то речь, скорее, идет о реальном самоочищении ведомства перед началом «новой жизни».

Ранее официальный представитель СКР Владимир Маркин анонсировал, что «работа по самоочищению будет продолжаться».

Напомним, что СКР не имеет исторической преемственности с аналогичным ведомством в СССР. Тогда его функции исполнял следственный отдел Прокуратуры РСФСР. Инициатива появления Следкома в его нынешнем виде родилась в начале 1990-х, но в силу разных причин лишь в 2007 году следственный аппарат органов прокуратуры обрел самостоятельность.

СКР не входит ни в структуру какого-либо органа государственной власти, ни в какую-либо из ветвей власти, и в этом, скорее, можно углядеть минусы в плане координации с другими силовыми ведомствами. Свои следственные управления есть в прокуратуре, военной прокуратуре, МВД, ФСБ, при этом компетенции и специализация ФСБ шире прочих.

Искусственное слияние следственных органов имеет свои минусы, и это прекрасно понимали и раньше, в период существования КГБ.

Если допустить, что СКР будет упразднен, Александр Бастрыкин, неоднократно заявлявший о своих общественно-политических амбициях, может перейти на другую работу, возможно, уже больше связанную с идеологией.

Так, например, еще один «друг Путина» Владимир Якунин после отставки в августе прошлого года с должности главы РЖД продолжил работу в рамкахМирового общественного форума «Диалог цивилизаций», инструмента «мягкой силы» РФ.

Большие перемены

В пользу вышеозвученного предположения говорят те изменения, которые произошли в России за последние месяцы. В апреле Владимир Путинпередал функции ФМС и ФСКН в ведение МВД и объявил о создании Национальной гвардии на базе Внутренних войск МВД.

7 июля президент подписал указ об освобождении от занимаемой должности нескольких высокопоставленных офицеров МВД и Следственного комитета России.

Далее в ФСБ произошли крупнейшие за 20 лет перестановки: в отставку ушли руководитель влиятельной Службы экономической безопасности Юрий Яковлев и его заместители, а на место Яковлева пришел Сергей Королев, возглавлявший Управление собственной безопасности контрразведки.

28 июля российский лидер сделал ряд кадровых перестановок в правительстве и регионах. Тогда привлек к себе внимание тот факт, что ставка была сделана на представителей ФСБ, МВД и других силовых структур.

Наконец, в прошлую пятницу состоялась очередная громкая отставка: глава администрации президента Сергей Иванов покинул свою должность, и он тоже человек с чекистским прошлым.

Возможно, как писала «РП», после выборов Иванов возглавит кабинет министров; другой вариант — станет руководителем одного из новых укрупненных силовых ведомств.

В июне в СМИ появилась информация об объединении СВР, ФСБ и ФСОв Министерство государственной безопасности.

Считать это чистой воды вбросом или подготовкой общественного мнения не стоит — люди, связанные с данными ведомствами, не занимаются «разгонами» и «информационными диверсиями».

Широкая огласка, в том случае если указ, как утверждалось, существует или даже подписан, здесь не так важна, важен результат и та работа, которая уже проводится внутри силовых структур.

Подобные тектонические сдвиги на федеральном уровне и на уровне различных ведомств позволяют судить о том, что происходит некая консолидация и перетасовка элит.

Однако любые перестановки в силовых ведомствах в определенном сегменте российского информационного пространства, условно называемого либеральным, традиционно воспринимаются как «войны силовиков».

Можно назвать этот термин элементом информационной войны, но на самом деле противостояние силовиков действительно есть, но носит другой характер.

Речь здесь не о борьбе за власть или сферы влияния, точно так же как нельзя связывать эти процессы исключительно с борьбой с коррупцией. национальная цель — безопасность и укрепление государства, что невозможно в том случае, если его органы разрознены, конфликтуют между собой и, как результат, не выполняют свои функции полноценно.

Источник: https://rusplt.ru/society/arestyi-v-sledstvennom-komitete-kak-etap-reformyi-silovikov-28163.html

Область права
Добавить комментарий