Приговоры суда по ч 3 ст 111 ук рф

Областной суд признал обоснованным мягкий приговор участникам расстрела Грядовкина

Приговоры суда по ч 3 ст 111 ук рф

Калининградский областной суд признал законным и обоснованным приговор в отношении группы лиц, которые в июне 2012 года участвовали в расстреле калининградского предпринимателя Алексея Грядовкина. Как сообщили корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» в пресс-службе областного суда, приговор вступил в законную силу.

Суд квалифицировал преступление по ч. 4 ст. 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, по найму, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». Всего по делу проходили 6 человек, один из них был оправдан.

Непосредственный исполнитель преступления приговорен к 9 годам лишения свободы в колонии строго режима. Другие участники нападения на бизнесмена получили 4 года 8 месяцев, 3 года, 2 года и 1,5 года.

Трое осужденных будут отбывать сроки в колонии общего режима.

Отметим, Центральный районный суд вынес приговор подсудимым в ноябре 2013 года.

«Судом было установлено, что в период времени до 18 июня 2012 года неустановленное следствием лицо „N“, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, решило организовать нападение на Алексея Грядовкина.

Цель нападения — причинить ему тяжкий вред здоровью, опасный для жизни, — сообщили в пресс-службе суда. — „N“ договорился с 35-летним Хитриком о совершении преступления и поручил Хитрику найти соучастников, которые за деньги нападут на Алексея Грядовкина».

Сам организатор преступления взял на себя обязательство предоставить сведения о личности Грядовкина, его фотографии, информацию об автомобилях, на которых бизнесмен передвигался, маршрутах передвижения и местах возможного пребывания. Хитрик через посредника поручил поиск исполнителей Фомину, а сам нашёл оружие. Как полагало следствие, оружие он нашел через своего знакомого Мусиенко, не знавшего о преступных намерениях.

«Всего в совершении данного преступления участвовали шесть человек», — отметили в пресс-службе суда. 18 июня 2012 года трое из них (Бакуменко, Борчук и Макаров) приехали к офису «Группы компаний „Геррос“» на ул. Калужской.

Когда Грядовкин шел к входу в здание, Бакуменко подошел к нему и с близкого расстояния произвел выстрел. Затем он сел в автомобиль, где его ждали Борчук и Макаров, и вместе с ними скрылся с места преступления. В тот же день подсудимые получили денежное вознаграждение за свои действия.

Алексей Грядовкин от полученного огнестрельного ранения скончался.

Суд квалифицировал действия Бакуменко (непосредственного исполнителя) по ч. 4 ст. 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, по найму, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего», а также по ч.1 ст. 222 УК РФ «Незаконное приобретение огнестрельного оружия».

Свою вину подсудимый признал полностью и раскаялся. Суд при вынесении приговора также учел нахождение на иждивении подсудимого несовершеннолетнего ребенка, состояние здоровья Бакуменко, явку с повинной, его молодой возраст (на момент совершения преступления ему было 26 лет) и то, что он ранее не был судим.

Он приговорен к 9 годам колонии строгого режима.

Подсудимый Хитрик осужден по ч. 4, 5 ст. 33, п. «г» ч. 2 ст. 111 УК РФ «Подстрекательство, то есть склонение другого лица к совершению преступления путем уговора, и пособничество в его совершении», а также по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 222 УК РФ «Пособничество в незаконной передаче огнестрельного оружия».

Суд приговорил его к 4 годам 8 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима. В качестве смягчающих обстоятельств суд учел частичное признание вины, нахождение на иждивении малолетнего ребенка, состояние здоровья.

В качестве отягчающего обстоятельства суд признал наличие в его действиях опасного рецидива.

Макаров и Фомин осуждены по ч. 4, 5 ст. 33, п. «г» ч. 2 ст. 111 УК РФ «Подстрекательство, то есть склонение другого лица к совершению преступления путем уговора, и пособничество в его совершении».

Макаров получил 2 года, Фомин — 3 года колонии общего режима.

Суд признал в качестве смягчающих обстоятельств раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию преступления, явку с повинной, отсутствие судимостей, молодой возраст (на момент совершения преступления им было 20 и 25 лет), признание вины.

Действия Борчука квалифицированы по ч. 5 ст. 33, п. «г» ч. 2 ст. 111 УК РФ «Пособничество, то есть содействие совершению преступления обещанием скрыть преступника, средства и орудия совершения преступления, в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, по найму».

Он приговорен к 1,5 годам лишения свободы в колонии общего режима.

В качестве смягчающих обстоятельств суд отметил признание вины, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию преступления, состояние здоровья, наличие несовершеннолетнего ребенка на иждивении, отсутствие судимостей, молодой возраст (на момент совершения преступления ему было 29 лет).

Мусиенко был оправдан судом в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Напомним, 32-летний предприниматель Алексей Грядовкин был застрелен 18 июня 2012 года около 16:15 у здания компании «Геррос» на Калужской, 39«а», в Калининграде. Расследованием преступления занимался отдел особо важных дел регионального Следственного комитета.

В июне-августе 2012 года были задержаны шесть подозреваемых в совершении преступления, им предъявили обвинение в убийстве. Однако летом 2013 года, когда прокурор Центрального района Калининграда направил дело в суд, стало известно, что оно переквалифицировано в другую статью. Со слов обвиняемых, у них не было умысла убить бизнесмена, они хотели просто причинить тяжкий вред здоровью.

Отметим, что ЗАО «Геррос» участвовало в строительстве комплекса «Ясная поляна», который получил широкую огласку из-за конфликта вокруг этого объекта.

Оксана Майтакова

Источник: https://www.newkaliningrad.ru/news/incidents/3418874-oblastnoy-sud-priznal-obosnovannym-myagkiy-prigovor-uchastnikam-rasstrela-gryadovkina.html

Возражения на кассационное представление государственного обвинителя на оправдательный приговор по ст. 111 УК РФ

Приговоры суда по ч 3 ст 111 ук рф

В Судебную коллегию по уголовным делам

от защитника (адвоката) _____________,

адрес: _________________________

тел.____________________________

в интересах _____________________

ВОЗРАЖЕНИЯ

на кассационное представление государственного обвинителя

на оправдательный приговор

Приговором ________ городского суда, постановленным _________, К., ______ года рождения, обвиняемый в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст.111 УК РФ, был оправдан за непричастностью к совершению преступления.

На данный приговор государственным обвинителем по делу — заместителем _________ межрайонного прокурора П. было принесено кассационное представление, в котором ставится вопрос об отмене оправдательного приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактически обстоятельствам уголовного дела, нарушением уголовно-процессуального закона.

Ознакомившись с оправдательным приговором в отношении К, нахожу его законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда об отсутствии в представленных стороной обвинения доказательствах фактов, свидетельствующих о причастности К. к смерти П. и причинения им в ночь с 01 на 02.03.

2007 телесных повреждений — тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего основаны на объективном, полном, всестороннем анализе совокупности всех исследованных в судебном заседании доказательств, представленных как стороной обвинения, так и стороной защиты.

Судебное разбирательство было открытым, судом были, созданы равные условия для отстаивания своих позиций и представления доказательств в условиях состязательности. Нарушений прав, свобод и законных интересов потерпевшего и подсудимого судом не допущено. Процессуальных нарушений, влекущих отмену приговора, не усматриваю. Оснований для отмены приговора не имеется.

Исследовав доводы кассационного представления, считаю их надуманными и не подтвержденными материалами дела, в части указания кассатора на нарушения судом положений п. 4 ч. 1 ст. 305 УПК РФ.

В описательно-мотивировочной части приговора суд скрупулезно отразил суть всех исследованных доказательств и мотивировал, что собранными следствием доказательствами, большей частью косвенными, основанными на первичных показаниях самого К., от которых он впоследствии отказался и не подтвержденных совокупностью уличающих его доказательств, не подтвердилась версия обвинения о его причастности к совершению вмененного преступления.

Также суд объективно оценил доказательства стороны защиты, опровергающие доказательства обвинения, и свидетельствующие об алиби К. Позиция защиты в этой части ничем убедительным со стороны обвинения не опровергнута.

Совершенно справедливо суд указал в приговоре, что в строгом соответствии с законом обвинительный приговор не может быть основан на косвенных, доказательствах, по данному делу — предположительных и противоречивых. В силу принципа презумпции невиновности суд верно истолковал все сомнения в пользу К.

Указания кассатора, на то, что суд неверно оценил показания К. из протокола явки с повинной и протокола его допроса в качестве подозреваемого, считаю надуманными.

Во-первых, суд всесторонне проверил данные показания и, не найдя подтверждений в других доказательствах (вещественных, письменных, устных пояснений незаинтересованных в исходе дела лиц), в том числе и на предмет посещения К. квартиры П. и приготовления и употребления там наркотических средств, правильно оценил их как не подтвержденные другими доказательствами. Тем более что К. свои показания в суде не подтвердил.

Во-вторых, суд правильно усомнился в достоверности обстоятельств, якобы изложенных К. в явке с повинной. К. момент ее написания был в изолированном помещении оперативных сотрудников, собственноручно ее не писал, подписал, не читая, так как находился в состоянии алкогольного опьянения.

Он заявил еще в период следствия о фактах психологического давления на него. Он неоднократно пояснял, как его ввели в заблуждение тем, что обещали не арестовывать, добиться для него условного осуждения. Явка с повинной не носит добровольного характера сообщения о совершенном преступлении.

Указания кассатора, что свидетели – П., Ф., С., К. в суде подтвердили, что слышали лично от К.. при его задержании и беседы до явки с повинной обстоятельства, позднее изложенные в протоколе допроса подозреваемого, и свидетельствуют о виновности К., считаю не убедительными.

Данные свидетели по причине исполнения своих служебных обязанностей — участковых и оперативных сотрудников ОВД ___, не являются объективными незаинтересованными лицами. Кроме того, они не могут быть свидетелями, а фиксация их показаний следователем в протоколах допросов допустимым доказательствам.

Подсудимый указал, что на него оказывалось давление. В силу действующей практики ЕСПЧ, при подобных заявлениях о давлении и незаконных методах отбирания явок с повинной и допросов всегда действует презумпция виновности милиции. Факты отбирания явки с повинной и последующий допрос К.

в состоянии алкогольного опьянения подтвердили в суде именно эти же сотрудники милиции.  Таким образом, первоначальное признание К. не было ни добровольным, ни достоверным.

  Подобные допросы сотрудников милиции не основаны на законе, и отрицание ими того, что они не оказывали давления на задержанного, а он говорил все добровольно, не имеют никакого доказательственного значения.

Немаловажно, что вышеуказанных соображений придерживается и Генеральная прокуратура РФ. В свое время они были высказаны еще в письме Генеральной прокуратуры РФ от 12.03.1993 за № 12 (13-93) «О методических рекомендациях об участии прокурора в исследовании доказательств в судебном разбирательстве».

Согласно ст. 56 УПК РФ в качестве свидетеля может быть допрошено лицо, которому известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела.

Указанным, выше свидетелям обвинения — сотрудникам милиции такие обстоятельства совершения избиения Попова не были известны, лично они этого не наблюдали и никогда ни от кого, кроме самого К., ничего существенного, указывающего на его причастность к вмененному преступлению не слышали.

А то, что они слышали при фиксации явки с повинной, не непосредственное знание, а доказательство, зафиксированное в материалах дела. Повторение данных показаний сотрудниками не законно и лишь свидетельствует об отсутствии уличающих доказательств и искусственном создании доказательств обвинения, а не отыскания следов преступления.

  Кроме того, суд правильно не расценил в качестве достоверных показания сотрудников милиции, так как они даже не оформляли в соответствие с должностными обязанностями, ни объяснений К., ни соответствующих рапортов.

В кассационном представлении умышленно не акцентируется внимание на противоречиях, следующих из указанных в показаниях К. количества ударов потерпевшему и количеству травмирующих воздействий, установленных в заключении СМЭ.

Также кассатор не обращает внимание на то, что судмедэксперты установили нанесение смертельного для потерпевшего удара, предметом, имеющим, выраженное ребро. Сам К. никогда не утверждал, что применял какие-то предметы.

Данные обстоятельства стороной обвинения не проанализированы, следственным путем не перепроверены, не установлены.

Указание кассатора на то, что свидетели стороны защиты (восемь человек!) не подтверждают его алиби, считаю противоречащим материалам дела.

Из анализа показаний данных свидетелей, а также показаний свидетелей обвинения (К. и Ш.) следует, что К.

в эту ночь был сильно пьян, находился дома с малолетними детьми за закрытой дверью и объективно не мог находиться вне пределов дома ни при каких обстоятельствах.

Кассатор возражает и против того, что суд, относясь критически к показаниям свидетелей обвинения А. и С., предупрежденных за дачу заведомо ложных показаний, принял во внимание показания свидетеля, защиты Г.

, которая опровергает их показания и подтверждает позицию К. При этом делается акцент на том, что данный свидетель в суде не допрашивался, при опросе адвокатом свидетель не предупреждался об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

Считаю данные указания беспочвенными.

Ранее суд определил и позволил с согласия стороны защиты огласить показания свидетелей обвинения, умерших к судебному разбирательству: брата П. и свидетельницу П.

Позднее обвинитель не возражал против оглашения показаний умершей к судебному разбирательству свидетеля защиты Горбачевой из протокола ее опроса. Протокол опроса свидетеля защиты был оглашен, исследован и учтен судом в качестве доказательства — иной документ.

В части оглашения письменных материалов дела суд обеспечил сторонам равные условия.

Кроме того, кассатор, указывая, что адвокат не разъяснил свидетелю ответственность за дачу заведомо ложных показаний, забывает, что ни в силу действующего УПК РФ, ни ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ», адвокат не уполномочен и не имеет права предупреждать опрашиваемых с их согласия лиц об указанной ответственности.

Указания кассатора в представлении о нарушении судом норм ч. 3 ст. 306 УПК РФ, так как судебные разбирательства неоднократно откладывались без вынесенных судом определений не убедительны, не являются существенными либо ущемляющими в чем-то сторону обвинения.

Обвинитель умалчивает, что большая часть переносов судебных заседаний были, по ходатайствам стороны обвинения для доставки свидетелей из мест лишения свободы. Также обвинитель никогда не возражал против переносов слушаний по ходатайствам защиты по уважительным причинам.

  Подытоживая изложенное, повторюсь, оснований для отмены правосудного приговора не имеется.  Руководствуясь ст. 401.12 УПК РФ, в порядке ст. 401.14 УПК РФ,

ПРОШУ:

Оправдательный приговор, постановленный ______20__ года ________ городским судом по делу № ________ в отношении К. оставить без изменения, а кассационное представление заместителя _________ межрайонного прокурора ― без удовлетворения.

С уважением, защитник (адвокат) _____________________

Источник: https://pravo163.ru/vozrazheniya-na-kassacionnoe-predstavlenie-gosudarstvennogo-obvinitelya-na-opravdatelnyj-prigovor-po-st-111-uk-rf/

Справка по результатам изучения судебной практики рассмотрения уголовных дел о насильственных преступлениях против личности, совершенных в том числе и с применением оружия, за период 2014 год – первое полугодие 2015 года

Приговоры суда по ч 3 ст 111 ук рф

08 октября 2015 года, 16:34  |  Аналитика

В соответствии с планом работы Пензенского областного суда проанализирована практика рассмотрения судами области в 2014 году – первом полугодии 2015 года уголовных дел о насильственных преступлениях против личности (раздел 7 Уголовного кодекса РФ), совершенных в том числе и с применением оружия (п. «з» ч. 2 ст. 111, п. «з» ч. 2 ст. 112, п. «в» ч. 2 ст. 115, п. «г» ч. 2 ст. 126, п. «г» ч. 2 ст. 127 УК РФ).

Целью настоящего обобщения является изучение и анализ складывающейся практики рассмотрения судами уголовных дел изучаемой категории, отражение ее наиболее характерных моментов, анализ недостатков деятельности судов, внесение предложений по их устранению, совершенствование правоприменительной практики, анализ апелляционной, кассационной и надзорной практики областного суда.

2. Проблемы рассмотрения уголовных дел о насильственных преступлениях против жизни и здоровья, их квалификация со смежными составами преступлений

В Конституции РФ провозглашается, что высшей ценностью общества и государства являются личность, человек, его права и свободы (ст. 2 Конституции РФ). Исходя из этого, одной из важнейших задач Уголовного Кодекса РФ является охрана личности от преступных посягательств. Жизнь и здоровье человека являются наиболее важными объектами уголовно-правовой охраны.

Нормативной основой для правильного разрешения дел названной категории являются положения ст. 2, 17, 20 Конституции РФ, ст. 1, 2 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод» от 4 ноября 1950 года, положения уголовного и уголовно-процессуального законодательства РФ.

Использованию судами подлежат также разъяснения высших судебных органов, в том числе

постановление Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 № 1,

постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» от 27 сентября 2012 № 19,

постановление Пленума Верховного суда РФ «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» от 27 июня 2013 г. № 21,

постановление Пленума Верховного суда РФ от 29.04.1996 № 1 «О судебном приговоре».

К числу нормативных актов, регламентирующих порядок получения заключений судебно-медицинских экспертов, относятся:

постановление Правительства РФ от 17 августа 2007 года № 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»;

приказ Минздравсоцразвития РФ от 24 апреля 2008 № 194 н «Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»;

приказ Минздравсоцразвития РФ от 12 мая 2010 года № 346н «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации».

В соответствии с Приказом Минздравсоцразвития РФ от 24.04.

2008 №194 н «Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», медицинские критерии являются медицинской характеристикой квалифицирующих признаков, которые используются для определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, при производстве судебно-медицинской экспертизы в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве на основании определения суда, постановления судьи, лица, производящего дознание, следователя. Медицинские критерии используются для оценки повреждений, обнаруженных при судебно-медицинском обследовании живого лица, исследовании трупа и его частей, а также при производстве судебно-медицинских экспертиз по материалам дела и медицинским документам.

Степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, определяется в соответствии с Правилами и Медицинскими критериями врачом – судебно-медицинским экспертом медицинского учреждения либо индивидуальным предпринимателем, обладающим специальными знаниями и имеющим лицензию на осуществление медицинской деятельности, включая работы (услуги) по судебно-медицинской экспертизе (далее – эксперт), привлеченным для производства экспертизы в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

2.1 Преступления против жизни

Объектом убийства является жизнь человека, понимаемая не только как физиологический процесс, но и как обеспеченная законом возможность существования личности в обществе.

Равная защита всех людей от преступных посягательств на их жизнь -важнейший принцип уголовного права. Не имеет значения возраст, состояние здоровья потерпевшего или его «социальная значимость».

Именно равноценностью объекта объясняется, почему причинение смерти человеку, ошибочно принятому за другого, не рассматривается как «ошибка в объекте» и не влияет на квалификацию содеянного как оконченного убийства.

Убийство признается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего. Не имеет значения, когда наступила смерть: немедленно или спустя какое-то время. Уголовный кодекс не устанавливает никаких «критических сроков» наступления смерти, если у виновного был умысел на убийство.

Умысел представляет собой одну из форм вины.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своего действия (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК РФ).

Косвенный умысел бывает тогда, когда лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействий), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (ч. 3 ст. 25 УК РФ).

Из вышесказанного следует, что умысел бывает двух видов: прямой и косвенный, каждому из которых присущи свои интеллектуальные и волевые моменты.

Интеллектуальных моментов два: первый – осознание лицом общественно опасного характера своих действий (бездействия) на момент совершения деяния, второй – предвидение общественно опасных последствий.

При прямом умысле – возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий, при косвенном — только возможность.

Волевой момент прямого умысла выражается в желании наступления общественно опасных последствий, а косвенного умысла — в нежелании, но сознательном допущении этих последствий или безразличном отношении к ним. При этой характеристике интеллектуальные моменты обоих видов умысла во многом похожи, хотя, даже при внешней схожести, степень предвидения общественно опасных последствий различна, к тому же у них не совпадают волевые моменты.

Основное отличие косвенного умысла от прямого заключается в том, что при косвенном умысле виновный не стремится к наступлению указанных последствии, а допускает их, либо относится к ним безразлично, т.е. рассчитывает на какую-нибудь случайность, которая как он полагает может воспрепятствовать их наступлению.

С субъективной стороны убийство предполагает наличие прямого или косвенного умысла на причинение смерти.

Источник: http://www.oblsud.penza.ru/item/a/1080/

Защита при обвинении по ст. 111 УК РФ

Приговоры суда по ч 3 ст 111 ук рф

   В настоящий момент общество многих стран мира находится в напряженной обстановке. На это определенное влияние оказывает политическая обстановка, экономика, финансовые вопросы, классовое неравенство. При этом наибольшее распространение получает национальный вопрос, который связан, как правило, с проявлением агрессии. На фоне всех вышеперечисленных факторов совершение преступлений, связанных с умышленным причинением вреда здоровью личности, обладают тенденцией к росту. В соответствии с уголовным законодательством Российской Федерации умышленное причинение тяжкого вреда здоровью является тяжким преступлением, что соответственно подразумевает серьезную уголовную ответственность.

   Опираясь на результаты статистических исследований можно выделить определенные мотивации к совершению данного преступления:

  1. Агрессия.
  2. Самоутверждение за счет причинения боли другому человеку.
  3. Желание показать свою силу.

   При этом необходимо отметить, что по большей части умышленное причинение тяжкого вреда здоровью совершается лицами в возрасте до 30 лет, так как данная возрастная категория обладает наиболее высокими показателями физической силы, а также активной гормональной работой организма.

    В соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации умышленное причинение тяжкого вреда здоровью проявляется в следующих последствиях:

  1. Потеря зрения, речи, слуха, либо какого-либо органа.
  2. Утрата каким-либо органом его функций.
  3. Прерывание беременности.
  4. Психическое расстройство.
  5. Заболевание наркоманией либо токсикоманией.
  6. Неизгладимое обезображивание лица.
  7. Утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть.
  8. Полная утрата профессиональной трудоспособности.

    Помимо прочего, уголовное законодательство освещает ряд отягчающих обстоятельств в соответствии с которыми уголовная ответственность за совершенное деяние значительно увеличивается.

   По общему основанию умышленное причинение тяжкого вреда здоровью наказывается лишением свободы на срок до 8 лет.

   А при наличии следующих отягчающих обстоятельств:

    • Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности.
    • Совершение данного преступления в отношении малолетнего.
    • Совершение данного преступления с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего.
    • Совершение данного преступления обще опасным способом, по найму, из хулиганских побуждений или по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды.

   Наказывается лишением свободы на срок до 10 лет.

    При этом в случае, если умышленное причинение тяжкого вреда здоровью повлекло за собой по неосторожности смерть потерпевшего, наказывается лишением свободы на срок до 15 лет.

    Становится очевидным, что в случае, если вам предъявлено обвинение по ст.

111 Уголовного кодекса Российской Федерации, необходимо незамедлительно обратиться за помощью к квалифицированному специалисту, который окажет вам надежную правовую поддержку на этапе предварительного следствия, а также выступит в защиту ваших интересов и законных прав в суде и на стадии предварительного следствия.

Вот лишь некоторые примеры, чего удавалось добиться по уголовным делам при обвинении по ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации:

      • оправдательный приговор по ч.1 ст. 111 УК РФ
      • оправдательный приговор по ч.2 ст. 111 УК РФ
      • оправдательный приговор по ч.3 ст. 111 УК РФ
      • оправдательный приговор по ч.4 ст. 111 УК РФ
      • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.1 ст. 111 УК РФ
      • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.2 ст. 111 УК РФ
      • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.3 ст. 111 УК РФ
      • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.4 ст. 111 УК РФ
      • переквалификация преступления по ч.1 ст. 111 УК РФ
      • переквалификация преступления по ч.2 ст. 111 УК РФ
      • переквалификация преступления по ч.3 ст. 111 УК РФ
      • переквалификация преступления по ч.4 ст. 111 УК РФ

В нашу работу по комплексному ведению уголовного дела при обвинении по ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации входит:

    • юридическая консультация адвоката по уголовным делам
    • правовое заключение адвоката
    • изучение материалов уголовного дела на предмет из процессуального соответствия нормам уголовного и уголовно-процессуального законодательства
    • проверка допустимости и законности вменяемых доказательств
    • сбор доказательной базы в пользу подзащитного
    • организация производства дополнительных экспертиз, опрос свидетелей
    • формирование юридически грамотной и обоснованной позиции по предъявленному обвинению
    • правовая оценка процессуальных действий органов предварительного следствия
    • обжалование действий органов предварительного следствия
    • составление и подача ходатайств и заявлений
    • представление интересов клиента в суде, на протяжении всего судебного процесса, до принятия судом первой инстанции окончательного решения по делу

  • Позвоните нам +7 (925) 016-00-37илиоставьте заявку
  • Адвокат пригласит Вас на консультацию на которой изучит ситуацию и предложит варианты решения Ваших проблем
  • У Вас появляется возможность заключить договор с опытным адвокатом изучившим Вашу проблему
  • Адвокат подготовит необходимые документы, найдет доказательства необходимые для победы в суде
  • Адвокат обеспечит эффективную защиту, представит Ваши интересы, добьется решения проблем

Источник: https://advokatmoskva.info/ugolovnye-dela/uslugi-advokata-pri-obvinenii-v-prestupleniyakh-protiv-zhizni-i-zdorovya/zashchita-pri-obvinenii-po-st-111-uk-3

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Приговоры суда по ч 3 ст 111 ук рф

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ изменен приговор суда ХМАО-Югры в отношении Г., осужденного по ч. 2 ст. 213, ст. 317, ч. 3 ст. 69 УК РФ – к 16 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима с ограничением свободы на 1 год.

Г. осужден за хулиганство по предварительному сговору с М., а также за посягательство на жизнь работника полиции К. в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы осужденного Г., Судебная коллегия пришла к следующему выводу.

Виновность Г. подтверждается показаниями осужденного этим же приговором М., показаниями потерпевших, свидетелей, актами судеб­но-медицинской, баллистической экспертиз и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

Так, из показаний М. усматривается, что он и Г. по предложению последнего пришли на набережную реки, где в присутствии граждан произвели каждый по нескольку выстрелов из ружья. Затем они вернулись в квартиру Г.

и во время распития спиртного несколько раз стре­ляли из ружья в форточку. Через некоторое время Г. с ружьем вышел в подъезд, откуда он услышал звук выстрела. Осужденному были разъяснены его процессуальные права, предусмот­ренные ст.ст.

46 и 47 УПК РФ, в допросах участвовал адвокат, что исключало возможность оказания на М. какого-либо воздействия, существенных противоречий в указанных показаниях не имелось.

Поэтому суд, оценив показания этого осужденного в совокупности с другими доказательствами, правильно пришел к выводу об их объективности и обоснованно сослался на них в приговоре.

Согласно показаниям потерпевших З., К., Щ., С. в результате выстрелов из охотничьего ружья, произведенных Г. и М. на берегу реки и в квартире, они испытывали чувство страха. Потерпевший К. показал, что он и другие работники полиции в связи с сообщениями о выстрелах, прибыли к квартире Г.

, где в проеме двери он увидел последнего с ружьем в руках. Требование бросить оружие Г. не выполнил, угрожал убийством, а затем выстрелил в него, причи­нив ранение. Свидетель З. показал, что вместе с К. вошел в подъезд дома, где остался у двери, а потерпевший поднялся на второй этаж.

Вскоре раздались крик К.: «Полиция» и выстрел из ружья. Потерпевший спустился на первый этаж, и в это время со второго этажа был произведен выстрел из ружья, которым К. был ранен. Свидетель Н. показал, что он находился в оцеплении, слышал несколько выстрелов в подъезде дома. Вскоре подошел раненый К.

и сообщил, что в него стрелял Г.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденного, показания К. ­и свидетелей не имеют противоречий, подтверждаются другими доказательствами и обоснованно положены судом в основу приговора. По заключению судебно-медицинского эксперта у К.

имелись огнестрельные ранения, которые получены одномоментно путем выстрела из огнестрельного оружия и причинили тяжкий вред здоровью. Согласно акту баллистической экспертизы, изъятое в ходе расследования у осужденных ружье, пригодно для производства выстрелов. Из заключения эксперта усматривается, что на одежде К.

име­ется множество сквозных повреждений, которые могли образоваться от выстрела из ружья дробовым зарядом.

Суд всесторонне, полно, объективно исследовал все представленные сторонами доказательства, обоснованно признал Г. виновным в совершенных преступлениях и правильно квалифицировал его действия.

Принимая во внимание, что Г. произвел выстрел из ружья с достаточно близкого расстояния патроном, снаряженным дробью в работника полиции К., причинив ему множественные огнестрельные ранения, повлекшие тяжкий вред здоровью, суд обоснованно сделал вывод о том, что осужденный посягал на его жизнь.

Однако суд, квалифицировав эти действия Г. по ст. 317 УК РФ, одновременно признал его виновным в хулиганстве, связанном с сопротивлением представителю власти.

Поскольку, как установил сам суд, умысел осужденного был направлен на ли­шение жизни потерпевшего, с целью воспрепятствования его деятельности по пресечению хулиганства, дополнительная квалификация этих же действий как сопротивление представителю власти при хулиганстве не требуется.

При таких обстоятельствах из приговора в от­ношении Г. по ч. 2 ст. 213 УК РФ исключено осуждение по квалифицирующему признаку хулиганства – связанное с сопротивлением представителю власти, в связи с уменьшением объема обвинения снижено наказание.

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ СУДОМ ОКРУГА

Отмена обвинительных приговоров ввиду

нарушений требований ст. 307 УПК РФ

Приговором Сургутского городского суда П. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ к 1 году ограничения свободы, на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освобожден от наказания.

Апелляционным постановлением суда ХМАО-Югры приговор в отношении П. отменен, уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство.

Судом первой инстанции П. признан виновным в нарушении правил дорожного движения, повлекших по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью Ф.

В соответствии с п.п. 3,4 ч. 1 ст. 305, п. 2 ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора надлежит дать оценку всем исследованным доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого.

Исходя из требований п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре», суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на имеющиеся в деле доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли своего отражения в протоколе судебного заседания.

Источник: http://www.prokhmao.ru/jurisprudence/60458/

Область права
Добавить комментарий